Выборы в РАН


#21

Как мне видится, меня лично пока не убивают. Может быть, я конечно чего-то не заметил, однако же поэтому продолжаю считать защиту интересов научных сотрудников штукой важной. И думаю я о правах не кого-то, а себя как научного сотрудника. (Ну а также, если вот убивают на самом деле, то защита уж непременно нужна :stuck_out_tongue_winking_eye: )

Конечно. И РАН между прочим у нас именно что государственная структура со всеми вытекающими последствиями. В отличие от других академий.

А если ждать когда поправят государственный аппарат, так, извините, и помереть недолго, государственное управление везде неэффективно. Разве нет? Стало быть надо сделать управление научными исследованиями более демократическими и не зависящим от главы правительства, от академии как от структуры, от конкретных академиков, да и вообще от решений любого конкретного человека, пусть он хоть семи пядей :slight_smile:

Вы, @alz, предлагаете грудью встать на защиту РАН? Мне просто интересно, кого конкретно и что конкретно защищать? Как я понял, например, меня как конкретного научного сотрудника защишать не надо, это типа идеализм, да и вообще странно, тут РАН убивают. Тогда кого? А про лозунги и идеалистические концепции каждый норовит написать. Это вот не лозунги?


#22

Как раз-таки нет. Она всё-таки обладала автономией и вот в 2013 г. устав РАН написали в Правительстве РФ. И теперь же этот устав стал формальным препятствием для выборов. Нарочно не придумаешь. Относительно затянувшейся “смерти РАН” НГ пишет так:

В тот же период появился проект о ликвидации РАН — процессу помешали лишь массовые протесты академиков и переговоры Фортова с высокопоставленными чиновниками. В рамках реформы было решено переписать устав организации, но из-за противодействия правительства процесс затянулся на полгода. «Каждый новый вариант они встречали в штыки, и в итоге устав фактически написали юристы правительства. Поэтому сегодняшние претензии насчет того, что он плохой и непрозрачный, звучат просто смешно», — считает источник «Новой».

Последующие три года прошли в попытках РАН выстроить нормальные отношения с Министерством образования и Федеральным агентством научных организаций. С министерством общий язык найти удалось, но конфликт с ФАНО продолжал обостряться. «В ФАНО хотели избавить ученых от несвойственных им функций (речь идет об административном управлении имуществом. — А.Х.), но в итоге начали забирать у академии все полномочия подряд», — говорит академик.

Самым серьезным ударом по позициям РАН стало решение объединить структуру с Российской академией медицинских наук (РАМН) и Российской академией сельскохозяйственных наук (РАСХН). В ходе реформы контроль над научными институтами, без которого академия не имеет практически никакого влияния на науку, перешел к ФАНО. С тех пор основное финансирование поступает институтам от агентства, поэтому оставшиеся у РАН функции (научно-методическое руководство и финансирование фундаментальных исследований) превращаются в фикцию.

В СМИ появлялась информация о том, что передел в РАН может происходить в интересах Михаила Ковальчука (брата близкого к Владимиру Путина бизнесмена Юрия Ковальчука), которого называют одним из идеологов реформы академии. Ковальчук, член-корреспондент РАН с 2000 года, давно добивается статуса академика.

Источник «Новой» полагает, что это не самая правдоподобная версия: РАН уже превратилась в обычный «общественный клуб», пост президента академии сегодня — лишь трата времени и нервов. «Скорее, это делается, с тем чтобы задавить остатки научной вольницы: в академии до сих пор проходили какие-то выборы, звучали какие-то возражения и прочее. Ничего этого, по мнению власти, теперь быть не должно», — говорит член РАН. Впрочем, этой цели никак не противоречит передача контроля над академией приближенным к власти лицам.

Логическим завершением этой ситуации может стать принятие законодательных поправок, закрепляющих право назначения главы РАН за президентом России. Институт выборов главы организации, формально существовавший даже во времена Политбюро, будет фактически отменен. Назначенный глава продолжит реформу, после которой РАН окончательно растеряет свои полномочия и репутацию.

Премьер-министр Дмитрий Медведев уже пообещал оказать организации «юридическую поддержку» и не допустить в академии «коллапса».


#23

О РАН:

ВВП, как и подавляющее большинство населения страны, по-видимому, считает, что члены и членкоры РАН должны быть крупными учеными. Однако реальность, безусловно, состоит в том, что это не является ни необходимым, ни достаточным условием членства в Академии или руководства ею.

… что академик не может быть ни шарлатаном, ни обманщиком. Но почему, где это сказано? И как можно этого избежать, если членство в академии пожизненное?! Никто не застрахован от того, что у него вдруг не поедет крыша.

Полезно ли сообщество людей, занимающих высокие посты в государственной системе науки и высшего образования? Очевидно, да. Этим людям важно встречаться, чтобы знать, что и где происходит, куда ветры дуют, что и где можно, в хорошем смысле, урвать для своих учреждений. Это крайне важно для преодоления все еще существующего разрыва между наукой и образованием. Наличие в такой организации людей из правительственных структур, безусловно, также очень полезно.

Другой вопрос, что такая организация должна быть негосударственной, и получать дополнительную государственную стипендию ее членам за выполнение своих прямых обязанностей неэтично.

ребования к членам или руководству этой организации быть крупными учеными быть не должно. Называть такую организацию «академией», а ее членов «академиками» было бы неправильно. Отсутствие сакрального звания академика освободило бы членов организации от необходимости казаться тем, чем они на самом деле не являются, и позволило бы сосредоточиться на вопросах оптимизации работы вверенных им учреждений в очень непростых российских условиях.

Президент такой организации выбирался бы ее членами по внутреннему регламенту, и если члены действительно заинтересованы в том, чтобы иметь достойное представительство перед различными госструктурами, а ведь именно от них зависит финансирование, то, наверное, они выберут какого-нибудь ректора-директора побойчее-половчее и вхожего в высшие сферы.

начит ли это, что Академия России не нужна? Конечно же, нет, она необходима. Как общественная организация, объединяющая лучших специалистов по различным областям науки, людей, внесших вклад в мировую науку и т. д. Условно говоря, академия Стаса Смирнова, а не, например, Давыдова-младшенького (Станислав Смирнов — российский математик, лауреат Филдсовской премии, Михаил Давыдов – сын директора РОНЦ имени Н.Н. Блохина, академика РАН Михаила Давыдова; был снят с должности директора НИИ клинической онкологии после обвинений в семейственности, — прим. Indicator.Ru).

Члены такой академии действительно могут привлекаться к экспертизе (платной) различных проектов, как государственных, так и частных. Например, проверять предложения ректоров-директоров «на вшивость», ведь за ними нужен глаз да глаз. Члены академии также будут служить ролевыми моделями для молодых ученых, студентов и школьников, мечтающих посвятить себя науке. Они будут лицом российской науки как внутри страны, так и вне ее пределов. Ядром такой академии мог бы быть «Клуб 1-го июля», только им пришлось бы действительно выполнить свое обещания выйти из РАН, организовать свою академию и не допустить ее превращения в РАЕН, то есть не принимать кого попало.

Так как и первая, и вторая организации, которые можно было бы выделить из теперешней РАН (кстати, очевидно, что есть люди которые с полным правом могут претендовать на членство в обеих), общественные, а ее члены не получают стипендий за членство от государства, то ни о каком разговоре о назначении их руководителей кем бы то ни было не может быть и речи. Ситуация станет обратной тому безумию, которое якобы обсуждается в Думе: и та и другая организация могли бы влиять на законотворчество в областях, затрагивающих интересы их членов, а не ожидать с трепетом, что условная Матвиенка придумает способ назначения им начальника.

Последний и на самом деле самый важный компонент научной системы страны — это собственно российские ученые, работающие в лабораториях. Именно они создают славу российской науке и выносят на себя тяготы работы в условиях, которые заведомо хуже условий работы в развитых странах Запада, а с некоторых пор и Востока. Повлияет ли ситуация с РАН на этих людей, условия их работы и то, как они воспринимаются мировым научным сообществом?

Мне кажется, что эффект будет минимальным независимо от того, что произойдет с РАН как с организацией. Российская наука, российские студенты, российские ученые — это международный бренд.

Выделение мое.


#24

Андрей Колесников в статье “Идеальный коллапс” пишет о том, что означают непрекращающиеся скандалы в РАН:

«Надо, чтобы коллапс там не наступил. Но я еще позвоню нашему коллеге Фортову, если надо, еще кому-то, но это, конечно, не очень хорошо. Надо, чтобы они как-то определились», — сказал Дмитрий Медведев, комментируя перенос выборов президента Российской академии наук (РАН).

Слово произнесено — многолетней кризис в российской государственной науке приблизился к коллапсу. Хотя премьер предложил Академии лишь юридическую и административную помощь — соответственно, кризис в науке оценивается в терминах юриспруденции и делопроизводства, а не содержательных. Как и сам провал выборов — скорее бюрократический тупик, ставший симптомом содержательной пустоты в науке.

Все эти годы, что идет разговор о «реформе» РАН, рассуждают о чем угодно. О недвижимости, аренде, субаренде, механизмах финансирования, способах отчетности, о том, кто чей человек в академической верхушке, — но только не о самой науке, которая на самом деле несколько шире организационных и интеллектуальных проблем исключительно Академии и во всем мире развивается в университетах. Однако это чуть другая, хотя тоже невеселая история…

Если в стране вместо здравоохранения — отчетность о здравоохранении, то и вместо культа науки появится лишь культ отчетности в бумажной и безбумажной формах.

Вся страна пишет справки и справки о справках, инструкции о заполнении справок, считает деньги и шагу не может шагнуть без налогового консультанта. Тут не до содержательной активности. И кризис будет оцениваться как правовой, даже уголовно-правовой, финансовый, отчетный, налоговый, какой угодно, только не содержательный.

Если прорывы в нашей глубоко суверенной науке есть, то почему о них ничего не слышно? На десятки великолепных западных журналов, популяризующих науку, у нас приходится чуть ли не одно приличное периодическое издание вроде «Кота Шредингера». Лучшие книги о естественных и точных науках — переводные, да и то их стало меньше, потому что Фонд Зимина объявили иностранным агентом. Лучшие книги о российской истории — тоже переводные (или, скорее, в массе своей не переведенные). Про остальные отрасли гуманитарного знания лучше просто промолчать, если, конечно, не упоминать их новую базовую функцию по идеологическому обслуживанию политтехнологических манипуляций.

Институт репутации сильно деградировал во многих профессиях, но в каком виде он существует сегодня в науке? Может быть, это стоит обсуждать, а не отдельные недостатки устава РАН? Наверное, все-таки потоки частиц важнее финансовых потоков. А стирание государственных границ в науке важнее ее суверенизации и, скажем так, «медиевизации» — с борьбой с иноагентами, официальным сопротивлением командировкам ученых за границу и проникновением религии в научные учреждения.

Выход из кризиса ищут традиционными методами — укреплением вертикали. Ответом на скандал с выборами главы Академии стала подготовка Госдумой поправок в закон о науке, согласно которым президента РАН должен назначать президент РФ. Выход найден — ручное управление. Но это верный признак кризиса института — если предполагается, что управлять им можно только автократическим способом, значит, он уже испытал окончательную эрозию.

Институциональное проклятие страшнее сырьевого, хотя в нашей стране они идут в одной колонне, плечом к плечу.

В истории кризиса РАН нет положительных и отрицательных героев: наука попала в институциональную ловушку. Ей, как и другим отраслям и институтам, нужны две вещи: свобода (в нашем случае — академическая) и деньги (на исследования, а не на поддержание прогнившего организационного каркаса). Правда, есть сомнения в том, что если спустя годы деградации появится и то, и другое, наука немедленно расцветет. Свободой и деньгами для получения результата надо уметь пользоваться. В течение долгого времени никто не проверял, остались ли еще такие навыки — после полутора-то десятилетий пальбы и молитвы.

Выделено мной.


#25

Почему Украина тратит на академическую науку бóльшую долю ВВП, чем Россия, и слишком ли много денег тратит на науку государство, рассуждает Евгений Онищенко, член центрального совета Профсоюза работников РАН, научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева РАН.

Чиновники любят говорить, что у нас государство тратит на науку слишком много денег, указывая, что Россия в 2014 году по расходам государственного бюджета на исследования и разработки находилась на четвертом месте в мире, если считать по паритету покупательной способности (ППС). Нередко добавляют, что в нынешней сложной геополитической обстановке расходы на науку и без того слишком высоки.

В 2016 году расходы федерального бюджета на исследования и разработки составили около 0,9% ВВП, однако примерно 60% этих расходов пришлось на «прикладные научные исследования в области национальной обороны».

Эти расходы учитываются в федеральном бюджете как расходы на национальную оборону. Таким образом, высокий уровень расходов государства на науку в 2016 году обусловлен высокими расходами на прикладные исследования оборонного характера и, соответственно, связан как раз со сложной геополитической ситуацией.

Более того, согласно принятому закону о федеральном бюджете на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов, с 2017 по 2019 год государственные расходы на науку планируется снизить примерно с 0,8% ВВП до 0,5% ВВП. Будут снижаться и расходы на гражданскую науку (по оценке комитета Государственной думы по образованию и науке, с 0,39% ВВП до 0,33% ВВП), но в основном спад произойдет за счет снижения финансирования исследований оборонного характера.

Отдельный разговор — расходы на фундаментальные исследования. Фундаментальная наука во всем мире является зоной ответственности государства; даже в наиболее развитых странах бизнес вносит лишь незначительный вклад в финансирование фундаментальных исследований, а основные расходы несет государство.

В номинальном выражении расходы федерального бюджета на фундаментальные исследования с 2017 по 2019 год вырастут с 117,5 млрд до 128,9 млрд руб., но в отношении к ВВП они несколько снизятся. Вопрос в том, достаточен ли уровень в 0,14–0,15% ВВП хотя бы для поддержания научной конкурентоспособности страны?

По данным ОЭСР, приведенным в упомянутой выше статье, такой уровень расходов серьезно уступает не только уровню наиболее развитых стран ОЭСР (США, Япония, Франция, Нидерланды и т.д. — 0,4–0,6% ВВП), но и уровню среднеразвитых стран ОЭСР — Венгрии, Греции, Польши, Португалии, Эстонии (0,2–0,4%).

Сравнить напрямую расходы на фундаментальную науку в отношении к ВВП в России и на Украине не получится: украинский бюджет не разделяет расходов на фундаментальную и прикладную науку, но можно сравнить бюджетное финансирование академической науки в двух странах. В 2015 году ФАНО получило из федерального бюджета средства в объеме 0,11% ВВП (в основном на фундаментальные исследования), в том же году три украинские академии наук получили из бюджета Украины средства в объеме… 0,24% ВВП.

Даже если учесть все средства федерального бюджета на фундаментальную и прикладную науку, которые пришли в подведомственные ФАНО институты из других источников (гранты научных фондов, государственные контакты разных ведомств), объем полученных российскими институтами в 2015 году средств вряд ли увеличится более чем на 0,05% ВВП.

Стоит напомнить, что бюджет Украины – 2015 вносился правительством Арсения Яценюка и принимался Верховной радой после тяжелого поражения украинских войск под Иловайском и краха попытки силового решения «новороссийского вопроса».

Выделено мной. Думаю, что “мишура”, которая выводится на первые полосы и новостные ленты помогает скрыть главные проблемы российской науки: низкое финансирование, сверхбюрократизация, отсутствие внятной тактики и стратегии.


#26

И снова выборы! Вот и список кандидатов в РАН. Можно искать знакомых и делать ставки :slight_smile: